1.    В 2012 году Россия вступила в ВТО. Вы можете подвести первые итоги: российский нефтегазосервисный сектор уже ощутил изменения? Как это отразилось на финансовых и производственных показателях?

2.    Какая часть отечественного рынка нефтегазового сервиса на сегодняшний день принадлежит иностранным компаниям, а какая – российским? Существенно ли изменится ситуация в результате вступления в ВТО?

Изменений больших пока не произошло, российский нефтегазосервисный сектор трудится, засучив рукава. Иногда на старых запасах, благодаря имеющемуся заделу, заработанной репутации, верным и лояльным кадрам, устоявшимся деловым отношениям, удается держать финансовые и производственные показатели на прежнем уровне, и даже добиваться роста.

Иностранные нефтегазосервисные компании занимают примерно 70% рынка, причем зачастую они «снимают сливки», получая самые выгодные заказы и легкие проекты, к ним стремятся уйти молодые и перспективные кадры, технологии и оборудование они тоже используют преимущественно свои, иностранные, тем более – что вступление в ВТО значительно этот импорт упростило.

Российские компании имеют только 30% от пирога. И сложно делать прогнозы относительно того, как изменится этот расклад.

Я смотрю в будущее с оптимизмом, верю, что наши идеи о защите российских компаний нефтегазового сервиса получат законодательную поддержку на государственном уровне и найдут понимание в сердцах руководителей нефтегазовых компаний.

Мы все живем в этой стране, недра – наше общее богатство, трудиться и распределять между собой этот труд должны мы – граждане России. Уже не раз я приводил пример Норвегии и Китая, стран, вступивших в ВТО раньше России, и успешно, на законодательном уровне, защитивших своих производителей в нефтегазовой отрасли.

Сегодня я со своей командой изучаю рынок и опыт Ближневосточных стран, и отмечаю эффективные механизмы, которые позволили им совершить полную модернизацию промышленности в условиях ВТО.

Мне приходится при этом бороться с собственными противоречиями: ОАЭ, Катар, Кувейт, Саудовская Аравия и Бахрейн впустили в страну иностранные компании, приняли трудовые ресурсы из Юго-Восточной Азии, иногда сопоставимые по количеству с собственным населением страны, почти поголовно научились говорить по-английски, и до сих пор сервис и производство оборудования за подавляющим преимуществом – в руках иностранцев.

Надо понимать, что у нашей очень большой географически и многострадальной исторически Родины нет возможности построить нефтяной социализм арабского типа: выделить каждому виллу и раздать социальный пакет. Все, что мы – простые рабочие и предприниматели, просим – дайте возможность работать и хотя бы не мешайте. ВТО, возможно, далеко не самая большая проблема.

Есть проблемы, с ВТО не связанные: несовершенство законов, произвол фискальных и контролирующих органов, вмешательство силовых структур в работу предприятий, предвзятость и неэффективность судов, когда можно бизнес отобрать у любого по любому поводу – вот эти проблемы выглядят более злободневными, чем последствия вступления в ВТО.

25 апреля состоялась прямая линия с президентом, и позиция экс-министра финансов Михаила Кудрина  задела меня за живое. Он говорил об отсутствии системы управления и четкой программы развития, управление страной осуществляется в ручном режиме волей одного человека.

Мое предложение заключается в том, чтобы сделать развитие нефтегазосервиса национальной производственной идеей и принять программу развития нефтегазосервиса, как ключевую программу развития промышленности и экономики.

Сегодня любое предприятие в России, возьмите любую отрасль, включая филиалы иностранных компаний, рассматривают в качестве ключевых клиентов нефтегазовые компании. Мы все посажены на нефтяную иглу, и никак не можем избавиться от этого наваждения, хоть и сделаны попытки вкладывать нефтегазовые деньги в развитие нанотехнологий, автопрома, сельского хозяйства.

Настоящим локомотивом экономики может и должен являться нефтегазосервис, его развитие необходимо сделать приоритетным, принять соответствующий закон, возможно, учредить специальной орган управления этой отраслью, министерство.

Добыча углеводородов и сопутствующий сервис и производство дает мультиплицирующий эффект развития для всех других отраслей: машиностроению, металлургии, химической, текстильной, пищевой, транспортной, строительной, информационных технологий.

Сегодня – мы все нефтегазосервис, – нет отрасли, которая не обслуживала бы добычу нефти и газа, или не была бы косвенным образом связана с ней. Даже розница получает свои доходы исключительно за счет покупательной способности населения, так или иначе работающего на нефтегазовую или смежную с ней отрасль.

Для развития нефтегазосервисной индустрии необходима система льгот и преференций, всемерная поддержка научных и технологических разработок, развитие технопарков.

Нефтегазосервис поднимется в таких условиях как на дрожжах, подобно тому, как это происходит в странах Юго-Восточной Азии с электронной промышленностью, где приняты соответствующие программы стратегического государственного значения.

И не станет дело за другими видами производств: начнут подтягиваться образование, наука, медицина, и даже культура.

В подтверждение приведу пример, и меня поддержат все мои коллеги: примерно 10-15 лет назад нравы в вахтовых поселках и на месторождениях были довольно свободными, пьянство было обычным делом. Сегодня же это полностью исключено, вахтовиков даже на самолет не пускают в подпитие, и человека сразу увольняют.

В нефтегазосервисе дисциплина и требования к безопасности значительно выросли, качество работы повысилось, и происходят изменения в социальных аспектах: люди становятся более ответственными, поднимается престиж образования и науки, рабочих и инженерных профессий, растет самооценка, бережливый подход к труду, забота об окружающей среде и экологии.

Как ни трудно это признавать, произошло это благодаря иностранным компаниям, их высоким стандартам, требованиям, острой конкуренции за заказчиков и за кадры.

Успешные люди, работающие в успешной отрасли, начинают гордиться своей работой, профессией, страной, неповторимой природой и ее богатствами, воспитывается патриотизм и поднимает голову общенациональная идея о лидерстве России, и ее колоссального значения в мире.

Мы окружены государствами, в которых люди продолжают разговаривать на русском языке. В государствах Средней Азии и Востока еще живет доверие к России и дух сотрудничества с нами. Сегодня мы не должны упускать это ценное преимущество. И им и нам приходится учить иностранные языки, для того, чтобы работать с иностранцами, вместо того, чтобы исключить этот лишний барьер и работать совместно, как мы давно привыкли.

Работа российского нефтегазосервиса станет локомотивом экономического развития не только в России, но в странах ближнего зарубежья, вырастет международная кооперация и объемы торговли, косвенно будет решаться проблема трудоустройства сегодняшних иммигрантов у них на родине.

Но самая главная задача, это российский рынок. Все изменения будут происходить постепенно, в течение 15-20 лет, слезть с нефтегазовой иглы – нелегкая задача. Но если государство не будет принимать необходимых мер сейчас, то в условиях ВТО надежд на выживание национального нефтегазосервиса и промышленных производств не остается.

Безусловно, вхождение в ВТО будет являться сильным стимулятором для развития нашей промышленности на стадии зрелого роста, в перспективе 10-15 лет, когда наша сфера услуг и производства окрепнет и станет конкурентоспособной. Когда будут созданы благоприятные условия для работы, будут доступны недорогие кредиты, ослабнет гнет контролирующих и фискальных органов, крупные нефтегазовые корпорации будут активно сотрудничать с российскими компаниями.

В течение этих 10-15 лет государственная поддержка нефтегазосервиса, подобно родительской поддержке и защите, позволит встать на ноги и окрепнуть не только нефтегазовым сервисным компаниям, но и предприятиям всех других отраслей, без преувеличения, а также создаст в России нормальный средний класс, – не  торговцев и перепродавцов, а рабочих, профессиональных инженеров, ученых, строителей. Усилится роль России в международной экономике и политике.

 

3.    По Вашему мнению, каковы будут последствия для представителей нефтесервисного сектора от членства России в ВТО на ближайшие годы и в отдаленной перспективе?

На мой взгляд, сейчас установился баланс, который устраивает крупные нефтегазодобывающие компании и иностранный нефтегазосервис. Достигнута определенная лояльность между ними, учтены интересы лоббирующих сил в Правительстве и Думе, одновременно озвучена и определена задача по созданию крупной российской нефтегазосервисной корпорации.

В этой схеме не находится места небольшим и средним отечественным компаниям. Поэтому, в ближайшее время за российскими компаниями будет сохраняться 30% доли рынка, или она упадет до 20% в пользу иностранцев, при этом многие компании будут исчезать или поглощаться под эгидой усиления и укрупнения российского сектора.

Мы будем и дальше собирать под знамена Ассоциации своих единомышленников, искать и находить работу, разрабатывать и внедрять новые технологии, искать счастья на международном рынке. Мы уверены, что удастся принять законодательный акт, регулирующий отношения в сфере разработки недр между добывающими структурами и сервисами, в пользу российских компаний.

В отдаленной перспективе здравый смысл должен победить и прогнозируемый рынок в 25 млрд. долларов будет на 50% принадлежать российским компаниям. Я не выражаю уверенности в достижении лучших результатов, потому что нужно принять тот факт, что ВТО требует равных условий для участников, а у нас нет технологий, которые позволяют работать на сложных проектах или на шельфе, нет качественного, эффективного и современного оборудования. Наконец, – молодежь, при первой возможности, стремится уйти в иностранную компанию.

 

4.    Многие представители отрасли сетуют на доминирование иностранных компаний и говорят о необходимости государственной поддержки отечественных предприятий. В какой форме может быть оказана такая поддержка (с учетом обязательств в рамках ВТО)? Какой на этот счет есть мировой опыт?

Государственный протекционизм – идеология, которая поможет нефтегазосервису.

Прежде всего, мы хотели бы, чтобы недропользователи могли прибегать к услугам иностранных компаний только в случае отсутствия технологических или производственных возможностей выполнения работ отечественными компаниями, при отсутствии предложения на внутреннем рынке.

Мы отдаем себе отчет, что не можем пока участвовать в проектах сложной добычи, разработке Баженовской свиты, шельфовых или сланцевых проектах – милости просим в таких случаях международных специалистов, мировых лидеров отрасли, принять участие.

Сейчас же часто как раз происходит наоборот – «сливки» - разработка  простых и доступных по инфраструктуре проектов отходит иностранцам, а сложные и затратные проекты отдают по остаточному принципу нашим компаниям.

Также, необходимо установить требование раскрытия применяемых технологий перед российскими компаниями. Я сталкиваюсь со случаями реэкспорта советских технологий, и это подтвердят многие мои коллеги. То, что осваивалось и применялось во времена Союза, сегодня возвращается из-за рубежа под другим соусом и международными патентами.

Требуется решение вопросов демпинга. Финансовых возможностей у нас немного, и у нас нет материнских компаний за кордоном, с огромным инвестиционным фондом, чтобы работать ниже себестоимости, или предлагать цены за счет экономии масштаба. Поэтому назрело создание отраслевого справочника цен на оборудование и услуги, чтобы отдельные игроки не имели права существенно занижать стоимость и выигрывать тендеры на основе мошеннически минимальной предложенной цены.

Решение должно приниматься на основе анализа способности компании предоставить наиболее качественную услугу или продукт по рекомендованной, например, специальным агентством Министерства природных ресурсов, цене.

О том, что не восстановлен докризисный уровень цен (речь о кризисе 2008 года) уже говорилось многое, как и о практике заключения договоров сроком не более чем на один год, с условиями выполнения текущих работ подрядчиками за свой счет, с оплатой счетов через 60 или более дней, при том, что НДС подрядчик обязан выплатить намного раньше, по факту выполнения работ.

У компании может не оказаться текущих средств для оплаты налогов, и фискальный орган имеет право (и прибегает к нему) заблокировать счет в банке, парализуя работу всей компании и останавливая незавершенные работы, что приводит к судебным разбирательствам и разорению.

Поэтому идет речь о комплексе мер, способных вмешаться в существующую договорную практику и методику начисления налогов, работу фискальных органов и банков, и это имеет отношение не только к нефтегазосервису – об этом стонут и просят предприятия всех отраслей.

Касательно мирового опыта, хочу привести очень живой пример государственной поддержки.

 24 апреля прошел форум финских компаний в Тюмени, на него были приглашены и мы. Форум организован на высоком уровне – участников приветствовал Полномочный Посол Финляндии в России. Всего презентовались 10 финских компаний, но заступаться за них пришел чиновник высокого уровня – оцените качество подачи! Безусловно, принимающая сторона должна была отреагировать достойно – присутствовали чиновники от нас, на мероприятие собрали тюменские компании и бизнесменов, СМИ.

Сравните это с тем, как зачастую российские компании самостоятельно и в одиночку пробиваются на зарубежные рынки, действуя на свой страх и риск, не получая и не ощущая никакой поддержки от наших послов и консулов. В менталитете наших чиновников нет мыслей о том, чтобы снизойти от важных государственных дел до простой поддержки и продвижения российских предприятий.

Возвращаясь к финскому форуму, хочу задеть самолюбие флагманов российского бизнеса.

Ключевую поддержку форуму и презентациям финских компаний оказал Фортум – крупнейшая теплоэнергетическая компания Финляндии, а заодно, и Тюменской области. Финны пришли и построили самую современную и эффективную ТЭЦ в Нягани, перестраивают и управляют ТЭЦ в г. Тюмени и, хорошенько укрепившись в России, начинают продвигать другие финские компании, масштабом поменьше.

Этот якорный принцип согласованного движения национального лидера индустрии и государства в вопросах развития малого и среднего бизнеса в других странах должен быть взят на вооружение.

В этом чувствуется патриотизм, пожалуй, не уступающий той гордости, которую у нас может вызвать, по-видимому, только проведение Олимпиады или Чемпионата мира по футболу.

Из этого я делаю вывод, что не скоро мы сможем принять участие в Российском деловом форуме в Финляндии или другой стране, с участием Посла Российской Федерации, который проведет весь день, помогая налаживать отношения между небольшими компаниями, под чутким и мудрым вниманием крупнейшего российского нефтегазового гиганта

 

5.    В каких сегментах отечественные нефтесервисные компании конкурентоспособны? Вы прогнозируете укрепление их позиций после вступления в ВТО?

Есть уверенность, что российские компании конкурентоспособны во всех видах услуг, кроме ГРП, наиболее сложных проектов, связанных с глубоким и сверхглубоким бурением, горизонтальным и многоствольным бурением, шельфовых проектов.

Если говорить о плюсах, которые дает ВТО, то это появление в России технологий и специалистов, которые будут иметь опыт и знания для решения технически сложных и комплексных задач. Молодежь, которая сегодня стремится в иностранные компании, рано или поздно будет принимать решения для запуска своих компаний, или переходить в российские, и задач, недоступных для наших специалистов и компаний, не останется.

Вступление в ВТО также позволяет победить силы инерции: компании учатся быстро принимать решения, выходят на новые рынки, изобретают и пробуют новые технологии, работают с сотрудниками, удерживают их, договариваются между собой и объединяются, не делят шубу неубитого медведя, занимаются продвижением. Без правильного маркетинга, позиционирования и анализа потребностей заказчиков, компании подобны юноше, который подмигивает девушке в темной комнате. Он знает что делает, а она – нет.

 

Следует понимать особенности российского национального характера, предприимчивого и восприимчивого к изменениям в экстремальных ситуациях. Вступление в ВТО может являться уверенным индикатором проблем внутри предприятий, четко указывает на сегодняшние проблемы в отношениях государства, крупных ВИНК и сервисных компаний, и мощно стимулирует рынок и государственных руководителей всех уровней подтягиваться на уровень стран - мировых лидеров.

 

6.    Какие защитные меры следует применять менее конкурентоспособным отечественным игрокам рынка? Высок ли риск таких действий, как применение демпинговых цен на товары, скупка предприятий и т.п. со стороны иностранных компаний, пришедших на российский рынок в результате вступления страны в ВТО? Были ли подобные прецеденты за последний год?

За примерами тех защитных мер, которые могут предпринимать сами игроки, далеко ходить не надо. Решение создать Ассоциацию – это консолидация всех, кто понимает ценность совместной работы и назревшую необходимость перемен. Вместе мы представляем сильную корпорацию, в которой каждый участник обладает большой силой и компетенцией в определенном направлении. Складывая ресурсы, мы можем работать над сложными и большими проектами, мобилизоваться в различных регионах, консультироваться и поддерживать друг друга, распределять работу по выигранным тендерам.

Можно говорить, что случается, есть такие прецеденты, когда российские нефтегазосервисные предприятия меняют собственника и получают «вид на жительство» за рубежом. Это один из наиболее желательных и бескровных способов появления иностранных компаний в России.

В нефтегазосервисном бизнесе нет больших возможностей для портфельных инвестиций и спекуляций на акциях, поэтому компании покупаются на корню, для того, чтобы вести серьезную работу. Прямые иностранные инвестиции – мечта любого губернатора.

Для нас, это лучший вариант, чем создание конкурента в виде новой компании, филиала или представительства. Несмотря на смену собственника, сохраняются кадры, наработки, отношения в отрасли, появляются финансовые ресурсы, новые технологии и оборудование, улучшается качество управления, повышается уровень жизни в компаниях и общий подход к работе. За ними подтягиваются и другие, российские компании, иногда имея в виду текучесть кадров.

Иногда, наоборот, люди начинают убегать, жаловаться на новые порядки, на эксплуататорский подход управленцев-экспатов, активное привлечение иммигрантов и варварские методы при работе с недрами.

Чаще это характерно для некоторых азиатских компаний, и в меньшей степени – для западных.

 

7.    Тюменская область, стимулируя нефтяные и газовые компании к сотрудничеству с местными подрядчиками, установила 8%-ную компенсацию стоимости оборудования и материалов, заказанных на тюменском юге. По информации областного правительства, оно также субсидирует сервисным предприятиям процентные ставки по кредитам, компенсирует часть затрат на научно-исследовательские, опытно-конструкторские и технологические работы. Существенный ли эффект оказывает эта поддержка на нефтесервисную отрасль региона?

Эффект есть, но мне чаще приходится об этом читать в газетах и журналах. Наш собственный опыт был не совсем удачным, не удалось возместить по такой программе поддержки проценты по кредиту на пополнение оборотных средств. Наши коллеги сталкиваются с такими же проблемами, получая отказы.

Иногда процесс подготовки документов, требования по видам документации и срокам оказываются чрезмерными и забюрократизированы. Поверьте моему опыту, в странах Запада или государствах Персидского залива все процедуры значительно упрощены, иногда достаточно просто заполнить анкету и приложить устав, чтобы заключить договор. У нас это превращается в танталовы муки.

В целом, все мероприятия и договоренности, которых мы достигаем в переговорах с руководством области, имеют положительную окраску и мы ценим то внимание, которое губернатор и его команда обращает на развитие предприятий юга области.

Однако, в нефтегазосервисной отрасли, судя по тому, как трудно мы сейчас живем, желания и усилий региональных властей по поддержке российского нефтегазосервиса недостаточно, нужны решения на федеральном уровне. Хотелось бы, чтобы выходить на уровень Госдумы, Правительства и Президента с нашими предложениями и инициативами нам помогали наши тюменские политические лидеры.

Есть российская традиция чиновничьих реверансов в сторону иностранцев всех мастей.

Я бы хотел пожелать, чтобы люди, которым так хочется заниматься развитием международных отношений, использовать свои познания иностранных языков и использовать опыт, полученный в ходе заграничных поездок, повернули вектор своего внимания от внутреннего на внешнее направление.

Нужно заниматься продвижением России и наших нефтегазосервисных предприятий на внешних рынках, начиная с соседнего Казахстана, прикаспийских государств.

Приведу жизненный пример: вместе с коллегой из Канады мы пришли в тюменский магазин и я на вполне четком русском языке изложил юноше-продавцу просьбу о нужном товаре. Молодой человек словно оглох к моим просьбам, но буквально привязался к иностранцу и на плохом английском пытался выяснить – чего же пожелает «уважаемый сэр». Канадец не понимал этой навязчивости и желания пообщаться, и для нас двоих был очевиден абсурд и гротеск этой ситуации.

У меня есть ощущение, что руководство ведет себя во многом подобно этому юноше, готовое расшаркаться и отдать на откуп все ценное, оставаясь при этом глухим к чаяниям своих собственных граждан и предпринимателей, к слову, – главных своих избирателей и налогоплательщиков.

Мы и наша Ассоциация остаемся открытыми для любых диалогов, сотрудничества и встреч, будем рады всем, кто заинтересован в поддержке наших инициатив.